Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

the real face
  • sinli

Омри Ронен

Хотя М. Л. Гаспаров из всех филологов, которых я знаю или знал, при всей его непримиримой научной строгости, а может быть, благодаря ей, представляется мне более всего поэтом, то есть художником в первую очередь и в полном смысле слова, но он художник дидактического склада, учащий стоической настойчивости в понимании и взаимопонимании. Со стихами и прозой Гаспарова я познакомился гораздо позже, чем с его научными работами, но плоды чтения были те же. Нетрудолюбивый по природе, лишенный научного темперамента и всего лишь любознательный гедонист в своих изысканиях, я нашел в нем того “дьявола недетской дисциплины”, без которого ни одна линейка не принудила бы меня, проснувшись поутру, сесть к письменному столу, чтобы писать, а не просто заниматься. Когда в прошлом году он уезжал из города Энн, Ольга Майорова спросила его: “Что ж теперь станет делать О., ведь ему будет скучно без вас?” Он ответил: “Вы думаете? Может быть. Но сперва он скажет „Уф!””.

Читатель найдет источник этой шутки под рубрикой “Уф” на с. 411 книги Гаспарова “Записи и выписки”. К этой удивительной, веселой и вызывающей, а местами трагической книге я отношусь как к книге поучений, быть может, из-за моего привычного чувства ученичества по отношению к ее автору. Отвечая критику, он назвал “Записи” стружками с филологического верстака, но я вижу в них не инвентарь издержек производства, а корабельный журнал четырех путешествий. Фрагментарная форма бывает обманчива и часто шлет на ложный след. Сдержанная душевная сила и отстраненное достоинство тона в высказываниях Гаспарова и в его выборе чужих изречений, благодаря доброжелательности свойственного ему ехидства, напоминают мне не “Опавшие листья” и не записные книжки Вяземского, а некоторые места в критической прозе и в письмах Анненского. Существует распространенное мнение о том, что в современной русской культуре Аверинцев и Гаспаров разыгрывают заново “Переписку из двух углов”. В этом мнении есть резон, но по эмоциональной природе своего индивидуального творчества они образуют скорее пару, напрашивающуюся на сопоставление с Ивановым и Анненским.

Приведу определение личности, которым Гаспаров ошарашил и благочестивых, и младопостмодернистских читателей: “Есть марксистское положение: личность — это точка пересечения общественных отношений. <…> Я зримо вижу черное ночное небо, по которому, как прожекторные лучи, движутся светлые спицы социальных отношений. Вот несколько лучей скрестились — это возникла личность, может быть — я. Вот они разошлись — и меня больше нет. Что я делаю там, в той точке, где скрещиваются лучи? То, что делает переключатель на стыке проводов. Вот откуда-то (от единомышленника к единомышленнику) послана научная концепция — протянулось социальное отношение. Вот между какими-то единомышленниками протянулась другая, третья, десятая. Они пересеклись на мне, я с ними познакомился. Я согласовываю в них то, что можно согласовать, выделяю более приемлемое и менее приемлемое, меняю то, что нуждается в замене, добавляю то, что мой опыт социальных отношений мне дал, а моим предшественникам не мог дать; наконец, подчеркиваю те вопросы, на которые я так и не нашел удовлетворительного ответа. Это мое так называемое “научное творчество”. (Я филолог — я приучен ссылаться на источники всего, что есть во мне.) Появляется новая концепция, новое социальное отношение, луч, который начинает шарить по небу и искать единомышленников. Это моя так называемая „писательская и преподавательская деятельность”” (с. 96).

...В самом деле, М. Л. Г. не может сгореть на работе - любая работа горит у него в руках: “Fervet opus”, сказано у Вергилия об улье. Аспирантка на экзамене, когда ее попросили определить жанр “Записей и выписок” (с. 401), недаром ответила: “Пчела”.

http://magazines.russ.ru/zvezda/2002/7/ronen.html