Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

buch

Омри Ронен

1-го ноября скоропостижно умер Омри Ронен.
Светлая и благодарная ему память.

ronen_gasparov

***
Не знаю ничего счастливее старости "Изумбраса", озаренной светом вечного дня, и не
знаю, как он умер, да и умер ли. "Old soldiers never die; they only
fade away" -- так пелось в английской песне времен Первой войны.
"Старые солдаты не умирают, а только исчезают из виду.

("Изумбрас")


***
Сегодня первый день осени, беспокойно поют кардиналы в густых деревьях вокруг моего дома и один за другим медленно молкнут в сумерках. Лето отлетает с первыми красными листьями на кленах.

Вот так и буйная сладость жизни, ненаглядная и ветреная подруга, покидает нас, и пустынное слово уже напрасно силится воплотить в себе былой задор.

В своем отзвуке оно чует лишь тоску окружающего безлюдья и бессмысленно внимает самому себе. Так сердечные товарищи ярых и ярких лет, по одному, не простившись, уходят из мира и безвозвратно бросают своего старого спутника. Невесело оставшемуся! Безутешен его отягощенный ум, и лишь дух еще ищет отрады.

("Мертвецы")

***
Екклезиаст говорит, что и псу живому лучше, чем мертвому льву. Может быть. Но если нужно умереть, то лучше быть мертвым львом.

("Ось")

***

Существует грустное выражение: "Слава - солнце мертвых". Иногда оно приписывается Наполеону. На самом деле это слова из повести Бальзака "Поиски Абсолюта": "Слава - это солнце мертвых; при жизни ты будешь несчастен, как все, кто был велик, и разоришь своих детей". Анненский иногда цитировал роман Камиля Моклера "Солнце мертвых" - о поколении символистов - и парафразировал его смысл, по свидетельству Волошина: "Слава - солнце мертвых, мы все умираем неизвестными". Один из героев Моклера говорил, что нужно выбирать между солнцем мертвых и дневным солнцем живых.

У Мандельштама несколько образов солнца мертвых и мертвого солнца. "Человек умирает, песок остывает согретый, / И вчерашнее солнце на черных носилках несут". Здесь "вчерашнее солнце" - Пушкин, которого так несли "похоронщики"-будетляне в опере "Победа над солнцем". Образом мертвого Пушкина навеяны и знаменитые строки: "В Петербурге мы сойдемся снова, / Словно солнце мы похоронили в нем".

Один из мандельштамовских образов ночного солнца, появляющийся в очерке о рано умершем эсере Борисе Синани, - это солнце подпольной славы: "Ночное солнце в ослепшей от дождя Финляндии, конспиративное солнце нового Аустерлица!"

Так и в "Стихах о неизвестном солдате" сияет прошлое, будущее и вечное солнце Аустерлица: "И за полем полей поле новое / Треугольным летит журавлем - / Весть летит светопыльной обновою / И от битвы вчерашней светло".

Вероятно, Гейне прав: слава не греет гробов. Их и нет у Мандельштама и Рютина, и нет в России могилы неизвестного тираноборца.

Но вчерашнее солнце мертвых незакатно, если оно светит сегодня живым.

тень
  • sart27

С днем рождения, Михаил Леонович!

 

Разбирала архив, случайно нашла переписанное моей рукой стихотворение, - вспомнила ситуацию. Вот цитата из письма М.Л., ее проясняющую ( редкий случай, дата не проставлена, а конверта нет, - год 92-93. В пору совместной работы над антологией "Сто поэтесс").
"Подавляющее большинство авторш мне незнакомы или мало знакомы, поэтому суждений об отборе делать не решаюсь, - кроме некоторых исключений, за которые заранее прошу прощения.
  Адалис: сразу исключение. Я бы непременно взял ее стихотворение про смерть, напечатанное в «Русском современнике» 1924: «И человек пустился в тишину… Но вся жена разбрызгалась… итд. Мне кажется, что оно – одно из лучших не только у нее, но во всех 1920-х гг., - но это, конечно, субъективное мнение. Кстати, и стиль там более «левый», чем в Вашем отборе, - это расширило бы представление о ее манере".

 В антологию, в конце концов,  вошло другое сочинение Адалис - отрывок из поэмы (после очередного обсуждения - давать ли самое лучшее, или самое характерное). Глупое мое самомнение! Сегодня  перепечатала этот действительно замечательный текст для Михаила Леоновича. И для всех нас, - любящих его и помнящих.

 
deadgloomy

Георг Гейм в переводах Гаспарова

Отрывки из недавнего издания. Три книги Гейма, переведнные М.Г.. Отрывки

Из книги «Вечный день» («Der ewige Tag»)

 

 

Голод

 

Он вбивается в пса и распяливает

Его красные десна. Синий

Язык наружу. Пес катается в пыли,

Из песка выгрызая сохлые травки.

 

Его глотка – как разинутые ворота,

Сквозь них по капле всачивается жар

И жжет желудок. А потом ледяная

Рука ему сдавливает пищевод.

 

Он бредет сквозь дым. Солнце – пятно,

Печная пасть. Зеленый полумесяц

Пляшет перед взглядом. А вот – исчез.

 

Осталась черная дыра леденящего

Холода. Он падает, и он еще чувствует

Железный ужас, стискивающий гортань.

 

 Еще переводыCollapse )

Ind

Как знать, быть может, смерть, и гроб, и тленье...

СТУПЕНИ

Любой цветок неотвратимо вянет
В свой срок, и новым место уступает:
Так и для всякой мудрости настанет
Час, отменяющий ее значенье.
И снова жизнь душе повелевает
Себя перебороть, переродиться,
Для неизвестного еще служенья
Привычные святыни покидая, -
И в каждом начинании таится
Отрада, благостная и живая.

Все круче поднимаются ступени,
Ни на одной нам не найти покоя;
Мы вылеплены божьею рукою
Для долгих странствий, не для косной лени.
Опасно через меру пристраститься
К давно налаженному обиходу:
Лишь тот, кто вечно в путь готов пуститься,
Выигрывает бодрость и свободу.

Как знать, быть может, смерть, и гроб, и тленье -
Лишь новая ступень к иной отчизне.
Не может кончиться работа жизни...
Так в путь - и все отдай за обновленье!

Г. Гессе, пер. С. Аверинцева